top of page

Пост-Советская Интеграция : Выводы




В завершение нашего анализа, представляется интересным поразмышлять на тему следующих трёх вопросов: Что может предложить нам советская и постсоветская интеграция в отношении теории интеграции? Как можно представить эволюцию интеграции на постсоветском пространстве? И какими мы можем себе представить отношения между ЕС и ЕвразЭС в будущем?


  • Уроки советской интеграции


По первому вопросу можно извлечь несколько уроков из анализа интеграции советского и постсоветского пространства. Во-первых, это, конечно, проблема несовместимости моделей. ЕвразЭС претендует на следование модели европейской интеграции, ограничивая при этом отдельные аспекты этой модели и продолжая проводить авторитарную политику в большинстве государств-членов. Действительно, кажется очевидным, что невозможно интегрироваться на региональном уровне с использованием инструментов либерализации торговли, когда национальные общества не являются либеральными. Другими словами, нет смысла иметь свободу передвижения или упрощение процедур торговли на региональном уровне, если национальные экономики недостаточно развиты и недостаточно свободны. Национальные экономики государств-членов ЕвразЭС, как мы видели, недостаточно конкурентоспособны, чтобы справиться с внешним конкурентным давлением, и слишком раздавлены российским доминированием. Более того, политический вес России препятствует благоприятному росту в целом, потому что либо она диктует свою волю своим партнёрам, либо отказывается уважать в договорные правила. Европейский Союз, конечно, не идеален, но он остаётся последовательным в отношении своих методов интеграции и своих целей. Он представляет собой союз либеральных государств, стремящихся к лучшей экономической интеграции и поэтому уважающих институты Союза. В этом, впрочем, и весь смысл обычной законодательной процедуры, которая требует принятия подзаконных актов не единогласно, а квалифицированным большинством. ЕвразЭС — это Союз малых государств, привязанных к российской гегемонии, которые не являются либеральными государствами. Кажется, что они неохотно вписываются в международную организацию, которая изо всех сил пытается обеспечить соблюдение своих либеральных принципов в отсутствие реальных экономических стимулов.


Советский Союз, по крайней мере, соответствовал своей идеологии. Верный марксистско-ленинской теории, он навязывал интернационалистское видение мира через федеративную систему и авторитарную политику, способную играть роль революционного авангарда. Неудача СССР связана, прежде всего, с его экономической моделью и авторитарной политической моделью. Но ЕвразЭС хочет вести невозможную двойную игру: оставаться авторитарным внутри и казаться либеральным снаружи.


Другой элемент, который нас интересует в этом сравнении, — это роль национальных вопросов. Мы действительно видели, насколько советская политика была противоречивой по отношению к своей идеологии и своим институтам. Подавление национальной идентичности заложило в советское строительство бомбу замедленного действия, которая взорвалась в момент краха его экономики. Таким образом, мы можем сделать два вывода: чтобы сохранить Союз, нам нужна политика уважения национальной идентичности и эффективная экономика (более того, согласно функционалистскому подходу: граждане будут лучше терпеть Союз, если он достигает своих целей). Евросоюзу в этом смысле удаётся неплохо поддерживать баланс. Ни одно государство-член не хочет покинуть Союз, опасаясь потерять все преимущества, вытекающие из экономической интеграции, и в то же время ЕС действительно уважает национальную идентичность и национальную политику. Это также очевидно, учитывая, что ЕС является продуктом воли государств и, следовательно, именно они устанавливают пределы его действия. Но это предположение может измениться. Действительно, Союз начинает принимать решения и политические позиции, которые противоречат определённым национальным тенденциям, и поэтому некоторые жители воспринимают его как угнетателя. Это чувство часто подхватывают популистские движения, которые скандируют лозунги о возвращении своего суверенитета перед лицом «диктата Брюсселя». Мы видим на этом примере, что если динамики разные, то они тем не менее сопоставимы. То, что случилось с Советским Союзом, — риск для Евросоюза. Поэтому всегда будет необходимость следить за балансом между экономическими интересами и уважением к нациям, чтобы избежать краха, основанного на национальном сопротивлении.


  • Возможна эволюция ЕвразЭС


Что касается будущего развития постсоветского пространства, то прежде всего следует отметить, что ЕвразЭС — международная организация, возникшая недавно (существует лишь с 2015 г.), и что размышления о его будущем остаются по существу спекулятивными. Но если иметь в виду проблему несовместимости моделей, то кажется очевидным, что евразийская интеграция зашла в тупик. Бывшие страны Балтии, интегрированные в ЕС, в ЕвразЭС точно не войдут. Но это также относится и к другим государствам, которые Россия хотела бы снова интегрировать в сферу своего влияния. Таким образом, Молдова, Украина и Грузия, вероятно, не войдут в организацию. Азербайджан также не заинтересован во вступлении в ЕвразЭС и Армения обязательно будет против кандидатуры Азербайджана, если тот подаст заявку. Единственная перспектива роста для ЕвразЭС остаётся азиатской: государства Центральной Азии. Но это небольшие государства с слаборазвитой экономикой. Но помимо этого, ЕвразЭС, похоже, уже находится в состоянии распада, учитывая отсутствие интереса к нему со стороны государств-членов и комментаторов. Это могло бы измениться, если бы Россия просто стала либеральной.


Как двигатель интеграции, если России удастся перестроиться изнутри, чтобы иметь динамичную и креативную экономику, она сможет орошать рост других государств-членов организации через ЕвразЭС. Таким образом, ЕвразЭС станет привлекательным и интересным. Проблема несовместимости моделей будет решена, потому что либеральная Россия в центре международной организации региональной интеграции вернёт ЕвразЭС всё его значение. Конечно, необходимо было бы внести изменения в Астанинский договор, чтобы ввести, например, квалифицированное большинство или ссылку на предварительное решение. Эта перспектива возможна. Ирония в том, что это во многом зависит от внутренней российской эволюции.


  • Возможные отношения ЕС и ЕвразЭС


Что касается эволюции отношений между Европой и ЕвразЭС, то, опять же, всё зависит от внутрироссийской эволюции. Одной из задач ЕвразЭС является создание транзитного пункта между Европой и Азией, так что теоретически Россия могла бы выиграть всё, если бы стремилась свести их вместе. Но её недавняя политика ставит под сомнение её намерения. Действительно, Россия поддерживает популистские партии в странах-членах ЕС, которые чаще всего являются евроскептиками. Это может быть связано с неприятием Кремлём либеральных ценностей, который также стремится узаконить свою месть за то, что он считает унижением (речь идёт о падении СССР). Таким образом, ЕвразЭС построен больше на противостояние с ЕС, чем на сближение с ним. Более того, одним из самых странных аспектов взаимодействия двух пространств является вопрос о том, как организовать государства на границе двух пространств. Что, если, например, государство-член ЕС хочет остаться членом ЕС и при этом присоединиться к ЕвразЭС? Это закономерный вопрос, когда мы знаем про узы, которые связывают с Россией отдельные страны-члены ЕС (например, Венгрию). Здесь было бы чрезвычайное противоречие между двумя региональными группами, которые претендуют на первенство своего права над любым другим, включая, следовательно, право другого Союза...


Но одно может вселить оптимизм: перспективы перемен в России. Потому что, если Россия станет либеральной, возможно, сближение с Европой позволит ЕС увеличить свои рынки сбыта на географически близком и развивающемся рынке, а ЕвразЭС, наконец, обретёт ту динамику, которой ему не хватает. Если Россия и ЕвразЭС будут упорно занимать провокационную позицию, ничего не изменится. Если, с другой стороны, реформы будут проведены в России и в странах ЕвразЭС, то может родиться надежда на развитие двух образований, которыми являются ЕС и ЕвразЭС. Это, кроме того, один из теоретических вопросов, которые мы можем задать себе о том, каким было бы состояние мира, если бы проекты Горбачёва увенчались успехом... Если бы СССР сохранился и его интеграция была защищена, какова была бы его экономические перспективы и возможности сотрудничества с ЕС? Если бы Горбачёв преуспел в своей ставке на либерализацию СССР как в политическом, так и в экономическом плане, и если бы его политика сближения с Западом увенчалась успехом, какова была бы сегодня динамика этих двух групп? Обладая значительными экономическими и промышленными активами, СССР должен был стать важным полюсом экономического и политического развития. Но вместо этого постсоветское пространство стало слаборазвитым регионом, полным напряжённости и противоречий. Отданное на милость соседям и подверженное реваншистским тенденциям России. Создание ЕвразЭС не изменило ситуацию.


В конце концов, динамика, запущенная монгольскими нашествиями, продолжается. Пространство, доставшееся в наследство от Российской империи и распада СССР, продолжает благоприятствовать авторитаризму и разворовыванию его экономических ресурсов. Отказ от реформ и рассмотрение либерализма как экзистенциальной опасности. Иностранец всегда воспринимается как угроза образу жизни региона, и эта «внешняя опасность» используется действующими властями для оправдания собственного существования. Будущее покажет нам, как будут развиваться отношения между Европой и постсоветским пространством. Но понятно, что многое будет решаться в соответствии с внутренней российской эволюцией. Только Россия может реформировать регион. И только в случае проведения реформ у ЕвразЭС появится шанс по-настоящему последовать европейскому примеру.


11 просмотров0 комментариев

Недавние посты

Смотреть все

Comments


bottom of page