top of page

Война в Украине: Дымовая завеса и настоящие намерения

Обновлено: 4 мар. 2022 г.


«Сильные поступают так, как хотят, а слабые страдают так, как и должны.»


Эта знаменитая цитата из «Мелианского диалога» (Фукидид, «Пелопоннесская война») призвана представить реалистическую школу международных отношений. Таким образом, мир был бы не чем иным, как игрой с нулевой суммой, в которой сильные делают все что хотят, а остальные должны приспосабливаться, как могут.


Создается впечатление, что путинская Россия считает своим долгом использовать свою значительную силу для подчинения более слабой державы (Украины), чтобы защититься от окружения более сильной (Западом, особенно НАТО).


Но если присмотреться, то это совершенно не так, потому что украинский кризис – это, по сути, практически только вопрос российской внутренней политики. Можно также сказать, что Путин решил экстернализировать свои внутренние проблемы, стремясь к конфликту, чтобы укрепить свою пошатнувшуюся позицию.


Потому что, в действительности, России никто не угрожает, а даже если бы и было такое, ей доступны иные решения, кроме вторжения в Украину.


Во-первых, о безопасности в современном мире. Постоянно говорить о вторжении в Россию внешних сил - нонсенс. Верить, что сценарий 1941 года (с немецким вторжением через операцию «Барбаросса») может повториться с вторжением со стороны НАТО, глубоко глупо, потому что мы сейчас живем в ядерной эпохе. Любое вторжение на российскую территорию будет встречено ядерным ударом, ведущим к тотальной ядерной войне. Так что на самом деле, если бы целью НАТО было вторжение в Россию, это решение привело бы к настоящему самоубийству государств, входящих в НАТО, где бы ни были дислоцированы их войска.


Даже если бы Украина вступила в НАТО, России не угрожала бы опасность вторжения извне. При этом НАТО по-прежнему отказывается от членства Украины и Грузии, поскольку понимает, что такой акт будет провокацией против естественной сферы влияния России. Таким образом, риск вступления Украины в НАТО является в лучшем случае теоретическим, а в худшем — ложным.


Угроза, которую выдвигает Путин в отношении НАТО, стремящегося окружить Россию, не только не опасна сама по себе, но и просто нереальна, потому что НАТО отказывается расширяться на Восток. (Я расскажу в другой статье о позиции НАТО по этому вопросу, не волнуйтесь).


Но если, скажем прямо, расширение НАТО представляет реальную опасность для России. Самым прагматичным решением не может быть вторжение в Украину. Действительно, вторжение в Украину приблизит Россию к границам НАТО, однако Путин утверждает, что хочет сделать это, чтобы держать НАТО по-дальше. Вам когда-нибудь удавалось создать дистанцию ​​с кем-то, сблизившись с ним? Это рассуждение совершенно нелогично.


Если Россия хочет избежать сближения Украины с НАТО, она должна скорее разрядить напряженность в отношениях с НАТО (и, следовательно, устранить необходимость роста НАТО), сделав сближение между Украиной и Россией привлекательным. Иными словами, если бы Россия была «привлекательна» для Украины, украинцы не захотели бы вступать в НАТО. Но проводя агрессивную и империалистическую политику по отношению к Украине, она получает основания хотеть вступить в НАТО, чтобы гарантировать свою независимость.


Именно российская политика вынуждает НАТО занимать более агрессивную позицию и побуждает украинцев хотеть вступить в эту организацию. По иронии судьбы, российская политика побуждает Швецию и Финляндию к вступлению в НАТО тоже. Эти страны, исторически нейтральные, действительно не могут считать российскую политику обнадеживающей и поэтому стремятся защитить себя ради собственной безопасности, вступая в НАТО. Желая «предотвратить расширение НАТО на Восток» военными средствами, Россия создает условия для превращения нейтрального игрока на своих границах (Финляндии) в члена НАТО. Мы можем себе представить, что если Путин пойдет на военную интервенцию в Украине в следующем месяце, Россия увеличится с четырех граничащих стран-членов НАТО (Польша, Литва, Латвия, Эстония) в практически вдвое (Украина, Румыния, Болгария, Венгрия, Финляндия и Швеция через морскую близость).


Применение силы в качестве внешней политики всегда было политикой режимов, предшествовавших путинскому (Империя применила силу для подавления Весны народов, СССР применил силу для подавления событий в Будапеште в 1956 году). И все эти обращения к силе имели последствия, противоположные намеченным. Насилие российских империй всегда подталкивало восточные государства к независимости и обращению к Западу для защиты от России.


Таким образом, как и прежде, политика Путина контрпродуктивна.


Чтобы завершить эту первую статью на тему украинского кризиса, необходимо понять причины, которые подталкивают Путина к проведению этой самоубийственной политики на международном уровне: чтобы спасти свой режим дома.


Действительно, после разоблачений Навального о коррупции в России, после падения качества жизни российских граждан из-за неумелой экономической политики и после падения его популярности, Путин стремится восстановить контроль над внутренней ситуацией. Недовольство назревает в России. Снятие санитарных ограничений обещает быть напряженной в стране. Путинский режим прибегает ко все большим и большим репрессиям, чтобы держать людей в страхе и не давать им требовать перемен. Более того, события в Казахстане в начале этого года убедили Путина в том, что план передачи власти преемнику нежизнеспособен, и поэтому он должен найти решение, чтобы поддерживать себя на месте.


Поэтому, чтобы спасти свой режим, он прибегает к старой тактике, характерной для авторитарных режимов: развязыванию войны, чтобы сплотить людей вокруг своего лидера. Вот почему Путин создал эту фальшивую историю окружения извне и хочет представить себя героем России. Создавая образы вроде вторжения 1941 года, он хочет патриотического взрыва, который укрепит его режим и оправдает его репрессии. Таким образом, он мог бы свалить внутренние трудности на политику, идущую из-за границы, и в то же время оправдать свои внутренние репрессии тем, что мы оказались бы в «режиме войны». Более того, он должен надеяться на эффект, аналогичный эффекту возвращения Крыма в 2014 году (действительно, после беспорядков 2011 и 2012 годов его режим шатался до этого события, поднявшего его популярность и фактически спасшего его режим).


Но проблема в том, что это решение работает только в краткосрочной перспективе. И более того, это может закончиться очень плохо.


Я начал эту статью с цитаты из «Пелопоннесской войны» Фукидида. Что ж, если продолжить эту аналогию, то нельзя забывать, что афиняне проиграли эту войну, начав неоправданное и совершенно ненужное для общих интересов вторжение на Сицилию. Это вторжение было решено по вопросам внутренней политики и для укрепления политической карьеры некоторых действующих лиц внутри.


Корысть никогда не приводили к успеху в зарубежных операциях. И было бы иронично, если бы карьера Путина закончилась войной с Украиной, когда она началась с него как спасителя в Чеченской войне.


Мне еще есть что сказать на эту тему, и в течение следующих десяти дней вас ждут другие размышления о возможной войне на Украине а в частности: точка зрения Запада на кризис, перспективы развития кризиса и характер исторического преступления, которое представляет собой такое вторжение. Но самый важный изученный аспект будет в следующей статье: как вторжение в Украину приведет к разрушению столь дорогой Путину мечты об имперской реставрации.



83 просмотра0 комментариев

Недавние посты

Смотреть все

Comments


bottom of page